Вася Аккерман: об изъянах в женщинах, своих недостатках и прощании с публицистикой

Король «грязного реализма», автор блога «Без х@йни» и бабник со стажем – именно таким Вася Аккерман рисует себя в текстах, каждый раз заставляя слабую половину человечества обливаться обильным потом. В предыдущем интервью для PARMODE blog один из самых скандальных публицистов рассказал всё и даже больше о своей «закулисной» жизни и крошках с «писательской кухни». На этот раз прошлись по детству и нелюбви к литературе, «желтухе» в статьях и доминировании в отношениях. Кроме того, Василий Аккерман открыто рассказал, что цепляет его в женщинах, и признался, почему больше не хочет писать.

Василий Аккерман

О семье

У меня очень дружная семья. Это еще в Италии называется «la famiglia». Она состоит не только из людей, которые по крови, но и просто друзей. Мы дружим семьями, и у нас достаточно крепкие отношения. И несмотря на то, что довольно рано перестал жить с родителями, очень близок с ними до сих пор. Но мы были, как три генерала в одном штабе (улыбается). Три командира. Это сложновато, да.

У меня нет идеала семьи. Но я, все же, больше направлен к патриархату, когда мужчина доминирует. Но не считаю, что женщина должна сидеть дома и все время готовить борщи. Она должна иметь возможность не работать. В моей семье именно так и было: работал папа, а мама занималась мной и к чему душа лежала.

Василий Аккерман

О школьных годах

Меня никто не тюкал за школу. А все потому, что мама – не тот человек, который бы заставлял, чтобы я делал домашку. Но у меня были пятерки. Правда, исключительно по тем предметам, которые мне нравились.

Но по литературе было вообще никак. То есть, я читал только то, что мне интересно. Вот как раз тогда мама очень переживала из-за этого (прим. – читайте предыдущее интервью с Аккерманом). Поэтому родители отбирали у меня мой плеер, мол, «ты музыку больше слушаешь, чем учишься». И мне надо было как-то исправлять это положение, потому что я прям жить не мог без музыки. Тогда я понял, что мне нужно что-то забабахать нереальное, и написал стихи в пять или шесть глав. И на уроке литературы прямо так и сказал: «Слушайте, я не ответил на вопрос, но давайте-ка зачитаю стихи, которые написал, и, может, вы как-то исправите мне оценку». И вот так из двойки я перешел на 4. А стихи эти сейчас у мамы хранятся.

О будущей профессии

Папа настоятельно хотел, чтобы я стал бизнесменом или юристом. И делал много, чтобы пошел именно в ту сторону. Я даже в школе ходил дополнительно на математику. Но это ничего в моей жизни не изменило, ибо я не вижу в цифрах код, как вижу, например, в буквах.

После школы я поехал учиться в Англию. И там нужно было выбрать четыре предмета. И тогда папа сказал единственное: «Всё, что хочешь выбирай, но один предмет должен быть «business studies». Я его взял, но ничего особого из этого не вышло, а потому молча его же и слил (улыбается). Дело в том, что первый год необходимо было учить 4 предмета, а на второй – 3. То есть, один бросаешь. Ну и догадайся, какой я бросил (улыбается). Я чуть позже сказал папе об этом. Но уже четко понимал, что буду заниматься кино.

Василий Аккерман

О женщинах

Все женщины прекрасны по-своему. Думаю, именно в этом и есть моя сила – я вижу красоту. Поэтому не люблю помады и прочую косметику: чем естественнее выглядит девушка, тем для меня она красивее. Я люблю изъяны. У меня было очень много приторно красивых женщин, но мне нравится тематическая внешность: шрамы какие-то, зубы кривые, например. Наверное, у меня в таком случае искаженное понятие красоты. Но если человек органичен сам с собой, принимает свои изъяны – растопыренные уши, толстые брови, неважно что – это видно, и меня прям тянет к этому человеку.

Об образе бабника

В меру того, что мне 28 лет, понятное дело, что я, скажем так, более активный, нежели человек лет 50-ти. И это нормально. Но дело в том, что я об этом пишу. Поэтому у кого-то складывается такой образ. Но всё потому, что людям нравится это делать. Однако не нужно путать меня и мои тексты. Я подхожу к проблеме с какой-то одной стороны, говорю то, что вижу и никогда не даю какую-то оценку.

Василий Аккерман

Так получается, что у меня расстояние между «познакомился» и «лег в постель» очень короткое всегда. Даже при самых недоступных женщинах, «секс» равняется «знакомство». При этом девушка должна быть интересная. Я ж не напишу об идеальных отношениях. Во-первых, ничего идеального на самом деле и нет, все равно какие-то бока все время выпадают. Во-вторых, я разбираю проблему какую-то определенную. Это моя задача. Я же не могу написать: «Мы познакомились с Лерой. Она супер». Ну и что? В чем конфликт? В своих статьях я разбираю проблемные кейсы. Иначе кто меня будет читать?

Об успехе своих статей

Просто это про живые эмоции. Как драматургия. Каждый раз я выбираю тему, которая меня больше всего волнует, или то, что может быть интересно, как история. Например, сегодня я решил, что возьму творческих женщин и разнесу их: расскажу, почему с ними нельзя иметь дел. Конечно, среди них есть много прекрасных женщин, но моя задача – взять и втоптать их всех, чтобы немного встрепенулись их эмоции (улыбается). Вот и всё. Желтая пресса, кстати, работает по тому же принципу «Большого брата». Почему интересно читать то, что я пишу? Да потому, что всем интересно наблюдать за моей жизнью. И так как я пишу о ней достаточно открыто, по сути, делаю желтую прессу сам для себя. Но это написано не пошло, а грязно. Нужно чувствовать эту тонкую грань: когда это написано грязно – хочется читать еще и еще. А пошлость в тексте, как по мне, свидетельствует о бездарности.

О своих недостатках

Я тяжелый человек в целом. Со мной можно быть только за любовь. Это я знаю точно. В основном, меня нужно слушаться. Те, кто понял это – остаются возле меня надолго. Дело в том, что я вижу ситуацию в целом и не люблю делать лишних шагов, когда уже знаю конечный результат. Поэтому есть такое негласное правило: если сказал, что нужно сделать вот так – пошла и сделала. Я говорю это не потому, что пытаюсь ей что-то навязать, а потому что уже прошел все этапы данной проблемы и не хочу тратить время. Ибо очень нетерпелив. Но также понимаю, что невозможно встретить человека, и спустя неделю знакомства довериться ему полностью. В этом и заключается сложность. Люблю, чтобы всё было по-моему. Я же царь! (улыбается) И вообще, рабство – это моё (смеется).

О внутреннем равновесии

Я в себе очень сомневаюсь. Мне все время кажется, что можно было бы и лучше. А потому пытаюсь развиваться. Для меня самое страшное, когда чувствую, что либо встал, либо деградирую. При этом, для меня просто лечь на кровать и тупить в потолок пару часов – абсолютно нормально. Я не думаю, что таким образом теряю время. Нет. Потому что такие вот моменты, на самом деле, очень полезны. Есть такое понятие «Dolce far niente» («Сладкое ничегонеделание»). Я – созерцатель. Люблю наблюдать и смотреть со стороны, что происходит. Могу часами это делать, ничего при этом не делая. И это хорошая черта характера, считаю.

Вася Аккерман

О популярности

В какой-то момент меня это напрягло. Ведь я достаточно закрытый человек. Но потом расслабился: у меня как были мои друзья, так и остались. Вот заработаю миллион, тогда может и звездану на пару недель (улыбается). На самом деле, в моем окружении есть более известные люди, чем я. Успешные и знаменитые. И произошло это каким-то натуральным образом. Ко всему меня привел текст. На самом деле, твое дело, мастерство очень сильно определяет, кто в твою жизнь приходит. И чем больше ты развиваешься, тем круче люди возле тебя. Ты сам выбираешь свой уровень. В этом и есть крутость жизни. Ты можешь сам начитаться, напробоваться, научиться, и в зависимости от этого, вокруг тебя собирается народ.

О публицистике

На данный момент я перестал заниматься публицистикой. Просто не хочется. Пока что интересна проза и стихи.

Я неплохо поработал, признаюсь (улыбается). Сейчас же просто отдыхаю. Много читаю. Потому что за письмом перестаешь читать. Хочу немного подышать, ибо три года нон-стопом выписывал более 30 страниц в месяц. Я устал. Но остаюсь в эфире.

Я вижу мир, как сплошной хаос. И вот, если ты поддаешься этому хаосу, всегда выстраивается новый порядок. Просто падать. Всё сложится непременно. Я знаю, как будет на дне. И вот, когда ты очень хорошо знаешь, что такое «дно», то как-то перестаешь его бояться. Худшее со мной уже было. А потому я не боюсь идти вперед.

Вася Аккерман

Interviewer: Olesia Poradiuk

Photographer: Dina Tychinskaya

Style: A TAN MAN by Andre Tan

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

курица арт  модник 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *